707544f33e22946d42c45de6a98f5dc4

«Если бы я не был врачом, пробежал бы гораздо лучше»

В начале июня в ЮАР пройдет Марафон Тhe Comrades — старейший в мире забег на ультрамарафонскую дистанцию. Одним из участников супермарафона уже во второй раз станет российский хирург — ведущий научный сотрудник Научно-образовательного клинического центра Первого МГМУ им. Сеченова «Пластическая хирургия», ассистент кафедры пластической хирургии, к.м.н. Дмитрий Мельников. Недавно мы брали у него интервью про его работу, а теперь «МедНовости» узнали, что заставляет врача выходить на изнуряющие дистанции, и как он оценивает свое хобби с человеческой и медицинской точки зрения.

Крупнейший и самый престижный горный ультрамарафон Comrades — это дистанция в 90 километров, проходящая по территории южно-африканской провинции Квазулу-Натал. Одной из главных целей, указанных в официальном положении о проведении пробега, является «демонстрация несгибаемости человеческого духа, проявляемой в тяжелых условиях». Ежегодно на старт забега выходит более 18 тысяч бегунов. По статистике около 10-20% участников не успевают преодолеть дистанцию за 12 часов (лимит гонки), около 45% участников финиширует в промежутке от 11 до 12 часов. Дмитрий Мельников в прошлом году преодолел трассу за 9.55.

Дмитрий, с чего началась ваша марафонская карьера?

— Профессия врача супертяжелая — мы работаем очень много, по 10-15 часов в день, часто без выходных. Тяжело это и психологически. Естественно, стресс нужно как-то снимать. Для многих людей вариант психологической защиты — это посидеть в баре, выпить, я все это раньше точно также любил. И если бы лет пять назад кто-нибудь сказал, что я пробегу марафон, я бы решил, что он сошел с ума. Я в вообще в жизни никогда не бегал, и мне это не нравилось. Но три года назад мои друзья решили начать бегать в парке Горького и пригласили меня с собой. Я согласился просто за компанию, ради интереса, да и парк был рядом с домом.

Вскоре кому-то из нас пришла идея пробежать московский марафон. Точно не мне — я ведь совсем не подготовлен, у меня лишний вес. Но стало интересно, тут ведь, как в медицине — ты должен постоянно двигаться вперед, расширять свои горизонты, иначе теряется кураж и желание развиваться. Я пробежал этот марафон до конца за 4,5 часа. Правда, чуть не умер.

И тем не менее вы не остановились. Ни сразу, ни потом.

— Это было тяжелейшее испытание в моей жизни. Можно бежать пять километров, десять. Но когда отметка доходит до 25, твой организм просто отказывается что-то делать, говорит тебе: «Все, хватит, остановись!». Есть такое выражение на языке марафонцев — «стена», то есть ты упираешься в нее и все. И справиться с этой стеной очень сложно, это очень серьезная психологическая работа. Но когда я финишировал, то понял две вещи. Во-первых, это очень крутая история с точки зрения мобилизации своих возможностей, понимания самого себя. Когда ты осознаешь, что было тяжело, но ты не сдался, это очень поднимает самооценку и помогает, в том числе, в работе.

А во-вторых, я понял, что могу делать это лучше. Начал потихонечку тренироваться и вскоре заметил, вместе со мной начал меняться мой образ жизни. Причем, не потому, что я поставил себе цель перестать пить алкоголь или есть жирное, просто организм уже сам перестал это воспринимать. Мы ведь на 80% зависим от того, что едим. И когда ты занимаешь спортом, то понимаешь, что это не абстрактные слова какого-то диетолога. А еще понимаешь, насколько твое тело далеко от идеала, и как ему нужна эта физическая нагрузка, и как это очищает ум.

Произошли со мной и другие интересные изменения — появились новые цели, которые раньше казались недосягаемыми и которые очень сильно затягивают. Например, триатлон — плавание, велосипед и бег. Параллельно с бегом я открыл для себя велосипед и отправился в путешествие по Европе на велосипеде. Проехал весь север Испании — от Португалии до Франции. Я много раз был в Испании, но не видел тех мест, в которых побывал, благодаря велосипеду. В поездке вы никогда не увидите страну так, как во время велозаезда или марафона. А удовольствие, которое испытываешь на финише, вообще не сравнимо ни с чем.

Как вы попали в ЮАР?

— Пробежав второй московский марафон, я увидел прямую связь между своими усилиями и результатом — это забег дался мне не так тяжело, и преодолел я его на 40 минут быстрее. Но тренироваться просто так сложно, нужны новые цели, новые старты. Так появилась Африка. Узнав про марафон в ЮАР, я подумал: «это просто невозможно сделать, но надо попробовать». И все получилось. Бежать эту дистанцию было тяжело, эта гонка очень эмоциональная, она проходит сквозь тебя и выворачивает полностью.  И в то же время это была какая-то медитация, очищение.

Наверное, вы очень здоровый человек? Невозможно же бежать марафон, если есть изменения в суставах, в сердце.

— Ничего подобного, это просто вопрос времени гонки. Вы можете финишировать марафон за 2 часа, как спортсмен-кениец, за 3 часа, как хорошо подготовленный любитель, или за 5 часов, как человек, у которого есть какие-то проблемы со здоровьем, но который хочет это сделать. Вопрос не в дистанции, а в том пороге, который человек преодолевает, хотя раньше для него это казалось невозможным. Например, если у человека какие-то проблемы с суставами или с митральным клапаном, то для него пробежать пять километров равнозначно марафону, и тоже своего рода преодоление. Но, конечно принимать решение, заниматься спортом или нет, нужно только после обследования и консультации с врачом. 

Буквально два месяца назад я бежал марафон по Барселоне, а рядом со мной бежали инвалиды, более того, там были и люди в инвалидных колясках, которых попеременно толкали участники забега. Бежали и очень пожилые люди. В такие моменты ты понимаешь, что любительский спорт, в частности бег — это про силу духа.

А что вообще физически происходит с человеком во время марафона?

— Это колоссальный стресс для организма, происходит обезвоживание, по-другому протекают процессы окисления: если ты быстро бежишь, то происходит анаэробное окисление, при котором в мышцах накапливается молочная кислота. Поэтому очень важно, чтобы по ходу дистанции у тебя было правильное питание — каждые 4-5 км (на марафоне еда гелеобразная, в специальных тюбиках), чтобы ты правильно пил минеральную воду для возобновления электролитов. Но все равно многие люди падают, у кого-то начинаются спазмы, судороги.

Я во время второго московского марафона потерял все ногти на ногах. От длительного бега ноги отекают, обувь, которая была тебе по размеру, становится тесной, и ногти просто стираются. А в ЮАР самое тяжелое было — справиться со своим нежеланием двигаться дальше после 50-го километра. Температура воздуха 35 градусов, ты бежишь и думаешь: «Что я тут делаю? Моя задача — оперировать, писать научные статьи. Вон автобус, садись в него и поезжай домой, никто тебя за это не осудит». И эта борьба с самим собой тяжелее, чем физическая боль, которую испытывают абсолютно все спортсмены.

Об этом рассказывал и мой тренер Леонид Швецов, который сам дважды бежал этот марафон в ЮАР и дважды ставился рекордсменом этой трассы. По его словам, в какой-то момент становится настолько тяжело и больно, что это просто невозможно терпеть, и тут надо найти что-то, что мысленно перенесет тебя с этой трассы в какой-то другой мир. Если ты перетерпишь эту критическую точку, дальше будет легче.

На самом деле, в нашей жизни очень много моментов, которые не имеют отношения к спорту, когда мы можем сойти с дистанции, но не делаем этого. Просто в жизни многие вещи не так очевидны, как в спорте, где ясно: вытерпишь — победишь, нет — проиграешь. Когда какое-то твое начинание «не идет», то там, то здесь возникают проблемы, и ты начинаешь думать, что ничего их этого не получится, это и есть та самая «стена» на марафонской дистанции.

Со своего первого южноафриканского марафона Вы привезли бронзовую медаль. Какие планы на этот раз?

— Пробежать не хуже. Бронзовую медаль дают всем людям, финиширующим в числе первых 25%. Любители не выигрывают такие соревнования. Предыдущие марафоны я бегал без профессиональной поддержки, теперь мой тренер ставит мне технику. Очень важна правильная подготовка и реабилитация после тренировок — тут своя сложная концепция. Думаю, если бы я не был врачом, мои результаты были бы гораздо лучше. Невозможно регулярно питаться, если ты оперируешь. Бывает, что я захожу с утра в операционную и не выхожу оттуда весь день. И тренируюсь все-таки недостаточно — суммарно порядка 10 часов в неделю. Но я все-таки не спортсмен, а врач, и главная цель у меня иная.